г.Санкт-Петербург ул.Большая Морская, дом 3, офис 301

пн-пт: 10:00-18:00 сб: 11:00 - 15:00

Гражданское дело по апелляционной жалобе на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
Председательствующего Пошурковой Е.В.
Судей Савина В.В. и Цыганковой В.А.
При секретаре Тихоновой В.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании 00 мая 2014 года гражданское дело №2-0000/2013 по апелляционной жалобе «И» на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 00 августа 2013 года по иску «И» к «С», «Г» об истребовании квартиры из незаконного владения, признании недействительным договора о продаже спорной квартиры,

Заслушав доклад судьи Пошурковой Е.В., объяснения представителя «И» — Синицына К.А., представителя «Г» — адвоката «О»,
— судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

«И» обратилась в суд с иском об истребовании квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, улица …… дом 00, корпус 0, квартира 000 из незаконного владения «Г», признании недействительным договора о продаже спорной квартиры, заключенного 24 декабря 2010 года между «Г» и «С».
В обоснование заявленных требований истец указала, что в момент заключения договора купли-продажи квартиры № 000 со «С» не могла понимать значения своих действий и руководить ими, намерений заключать договор купли-продажи квартиры не имела, денежных средств по договору не получала, полагает, что совершенная сделка является недействительной по основаниям, предусмотренным ст. 177 ГК РФ, также договор купли-продажи спорной квартиры, заключенный между «С» и «Г» является недействительным, а спорная квартира подлежит возврату истцу.
Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 00 августа 2013 года в удовлетворении исковых требований отказано.
В апелляционной жалобе истец просит отменить указанное решение, как незаконное и необоснованное.
«С», представитель Управления Росреестра по Санкт-Петербургу в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом по адресам, указанным в апелляционной жалобе согласно требованиям ст. 113 ГПК РФ, ходатайств и заявлений об отложении рассмотрения дела в суд не направляли. В соответствии с ч. 3 ст. 167 ГПК РФ суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или если суд признает причины их неявки неуважительными. Поскольку «С», представитель Управления Росреестра по Санкт-Петербургу не ходатайствовали об отложении рассмотрения апелляционной жалобы, уважительных причин неявки в судебное заседание не представили, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствии не явившихся лиц.
Выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела судебная коллегия приходит к следующему.
Из искового заявления следует, что истина являлась собственником квартиры №000, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, улица ….. дом 00, корпус 0, о заключенном с «С» договоре купли-продажи своей квартиры 24 декабря 2010 года не помнит, денег никаких не получала, считает сделку недействительной; кроме того, поскольку «С» не приобрел право собственности на спорную квартиру, то правовых оснований для заключения договора купли-продажи квартиры с «Г» также не имел, при таких обстоятельствах, квартира подлежит возврату истице.
Разрешая заявленные исковые требования, районный суд, учитывая, что решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 28 февраля 2011 года установлено, что у истицы никаких отклонений в психическом развитии не обнаружено, представленные также психиатрические освидетельствования не подтвердили расстройств психики истицы, руководствуясь положениями ст. 61 ГПК РФ, не усмотрел оснований для назначения по делу психолого-психиатрической экспертизы.
Принимая во внимание, что выданная истицей доверенность «С» на право получения документов для продажи спорной квартиры истицей не оспорена, распиской от 24 декабря 2010 года факт получения от «С» истицей покупной цены в сумме 950000 рублей подтвержден, суд первой инстанции не усмотрел оснований для признания договоров купли-продажи спорной квартиры от 24 декабря 2010 года и 05 марта 2011 года недействительными.
Так, отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что при разрешении спора не нашло подтверждение то обстоятельство, что в момент составления оспариваемого договора купли-продажи от 24 декабря 2010 год «И» находилась в таком состоянии, когда не могла понимать значение своих действий и руководить ими, и пришел к выводу, что совокупность действий истца — свидетельствует о ее намерении продать квартиру.
Вместе с тем, судебная коллегия полагает, что обжалуемое решение суда вынесено без всесторонней оценки всех обстоятельств по делу, что привело к вынесению незаконного и необоснованного решения суда.
Как предусмотрено статьей 166 Гражданского кодекса РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения (пункт 1 статьи 177 ПС РФ).
Судом установлено и подтверждено материалами дела, 24 декабря 2010 года «И» (продавец) и «С» (покупатель) заключили договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, улица …… дом 00, корпус 0, квартира 000; 05 марта 2011 года «С» (продавец) и «Г» (покупатель) заключили договор купли-продажи указанной квартиры, в п. 6 которого предусмотрено, что «И» имеет право пожизненного проживания и пользования квартирой; право собственности на спорную квартиру зарегистрировано «Г» в установленном законом порядке.
В ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции «И» было заявлено ходатайство о проведении судебной психолого-психиатрической экспертизы с целью определения способности «И» на момент совершения оспариваемого договора купли-продажи квартиры понимать значение своих действий и руководить ими.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 21 января 2014 года была назначена по делу судебная психиатрическая экспертиза в отношении «И», проведение которой поручено экспертам Санкт-Петербургского государственного казенного учреждения здравоохранения «Городская психиатрическая больница № 6».
Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы №00000 от 11 февраля 2014 года «И» страдала органическим расстройством личности, в силу имевшихся бредовых идей ущерба, отношения в адрес внука, снижения памяти, внимания, не могла понимать значение своих действий и руководить ими в момент совершения договора купли-продажи квартиры №000 дома 00 корпуса 0 по улице …… в Санкт-Петербурге от 24 декабря 2010 года (л.д. 279-290).
Судебная коллегия не усматривает оснований ставить под сомнение достоверность заключения судебно-психиатрической экспертизы, поскольку экспертиза проведена комиссией компетентных экспертов, имеющих значительный стаж работы судебно-психиатрическими экспертами, в соответствии с требованиями Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 года № 73-ФЗ, комиссией врачей-экспертов Санкт-Петербургского ГУЗ «ГПБ №6 (стационар с диспансером)» в соответствии с определением суда о поручении проведения экспертизы этому учреждению, в соответствии с профилем деятельности, определенным для ГУЗ «ГПБ №6 (стационар с диспансером)».
Оценивая заключение судебно-психиатрической экспертизы в отношении «И», проведенной Санкт-Петербургским ГУЗ «Городская психиатрическая больница №6 (стационар с диспансером)», судебная коллегия, учитывая противоречивость показаний свидетелей, допрошенных судом первой инстанции, полагает, что заключение судебной экспертизы является аргументированным, подтверждает, что по своему психическому состоянию «И» в момент составления оспариваемого договора купли-продажи от 24 декабря 2010 года не могла понимать значение своих действий и руководить ими.
С учетом указанных обстоятельств судебная коллегия приходит к выводу о наличии порока воли «И» в момент подписания договора купли-продажи от 24 декабря 2010 года и о наличии оснований считать указанный договор недействительным по основаниям ст. 177 ГК РФ.
Принимая во внимание, что договор купли-продажи квартиры от 24 декабря 2010 года, заключенный между «И» и С» признается недействительным в соответствии с положениями ст. 177 ГК РФ, то договор купли-продажи спорной квартиры от 05 марта 2011 года, заключенный между «Г» и «С» является ничтожным.
Согласно абзацам вторым и третьим пункта 1 статьи 171 ГК РФ каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость в деньгах.
Дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.
В соответствии со статьей 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.
Согласно п. 1 ст. 302 ГК РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п. п. 34, 35 Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в случаях, когда между лицами отсутствуют договорные отношения или отношения, связанные с последствиями недействительности сделки, спор о возврате имущества собственнику подлежит разрешению по правилам статей 301, 302 ГК РФ.
Если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (статьи 301, 302 ГК РФ). Когда в такой ситуации предъявлен иск о признании недействительными сделок по отчуждению имущества, суду при рассмотрении дела следует иметь в виду правила, установленные статьями 301, 302 ГК РФ.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 39 указанного выше Постановления по смыслу пункта 1 статьи 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.
В заседании судебной коллегии стороны пояснили, что «Г» в квартире не появлялся, перед совершением договора купли-продажи квартиру не осматривал, знал о том, что в квартире проживает «И» Кроме того, п. 6 договора купли-продажи квартиры от 24 декабря 2010 года предусмотрено право «И» пожизненно пользоваться и проживать в квартире.
Принимая во внимание, что в ходе рассмотрения дела судом апелляционной инстанции достоверно установлено, что «И» в момент заключения договора купли-продажи квартиры от 24 декабря 2010 года не могла понимать значения своих действий и руководить ими, то требования истцовой стороны об истребовании квартиры из незаконного владения «Г» также подлежат удовлетворению.
В заседании судебной коллегии ответная сторона заявляла о применении к спорным правоотношениям положений о сроке исковой давности, вместе с тем, судебная коллегия не усматривает оснований для отказа в удовлетворении исковых требований по данному доводу ввиду следующего.
В соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ, срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности составляет один год, и начинает течь с ( дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах являющихся основанием для признания сделки недействительной.
В силу ч. 2 ст. 199 ГК РФ, исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения Истечение сроков исковой давности, о применении которой заявление стороной в споре, является основанием для вынесения судом решения об отказе в иске.
Статьей 205 ГК РФ предусмотрено, что в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока исковой давности.
Рассматривая заявление «Г», судебная коллегия принимает во внимание пояснения истицы о том, что о заключенном договоре купли-продажи квартиры от 24 декабря 2010 года ей стало известно из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 09 ноября 2012 года, кроме того, достоверно установлено и не оспаривалось сторонами, что «И» в спорной квартире с момента заключения оспариваемых сделок продолжала проживать.
При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что нарушенное право «И» подлежит защите на том основании, что изложенные ею причины пропуска срока исковой давности для оспаривания договоров купли-продажи квартиры от 24 декабря 2010 года и 05 марта 2011 года являются уважительными с учетом заключения судебной экспертизы и имеющихся у истицы психических заболеваний.
Принимая во внимание, что о нарушении своего права «И» узнала 09 ноября 2012 года в суд с иском обратилась 15 января 2013 года, судебная коллегия не усматривает оснований для отказа в удовлетворении исковых требований по основанию пропуска срока исковой давности по вышеназванным требованиям.
В заседании судебной коллегии ответная сторона указывала, что на проведение экспертизы «И» пришла без паспорта и у ответчика вызывает сомнение, что экспертиза была проведена именно в отношении «И». Однако судебная коллегия не усматривает оснований ставить под сомнение заключение экспертов по данному основанию ввиду того, что из заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов следует, что подэкспертной была «И», при проведении экспертизы ею был предъявлен паспорт.
Принимая во внимание, что экспертам были разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст. 85 ГПК РФ, они были предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, судебная коллегия не усматривает оснований не доверять экспертам и полагает, что экспертиза была проведена в отношении истицы.
Оспаривая экспертное заключение ответная сторона указала, что для проведения экспертизы были предоставлены не все доказательства, а именно — уголовное дело, между тем, в ходе заседания судебной коллегии от 21 января 2014 года обсуждался вопрос о том, какие документы будут направлены экспертам для проведения судебной психолого-психиатрической экспертизы, ответная сторона не возражала против направленных на экспертизу документов, не просила направить в экспертное учреждение для проведения экспертизы уголовное дело.
Так, судебная коллегия, учитывая, что ответной стороной не представлено каких-либо доказательств того, что указанное доказательство по делу могло повлиять на заключение экспертов, полагает, что довод ответной стороны о незаконности экспертного заключения только на том основании, что перед экспертами не было представлено уголовное дело, не свидетельствует о незаконности судебной экспертизы №000000 от 11 февраля 2014 года.
В заседании судебной коллегии ответчиком было заявлено ходатайство о назначении по делу дополнительной амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, однако судебная коллегия не усматривает оснований для его удовлетворения по следующим основаниям.
Исходя из содержания абз. 3 ч. 2 ст. 79 ГПК РФ стороны, другие лица, участвующие в деле, имеют право ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы.
Согласно статье 87 ГПК РФ в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту (часть 1), в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу (часть 2).
Судебная коллегия полагает, что предусмотренных статьей 87 ГПК РФ обстоятельств для назначения дополнительной экспертизы ответчиком не было заявлено в ходе рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, и таких обстоятельств судебная коллегия не усматривает, так как экспертное заключение, выполненное СПб ГКУЗ «ГПБ №6 (стационар с диспансером)» от 11 февраля 2014 года №0000000 является ясным, полным, объективным, определенным, не имеющим противоречий, содержащим подробное описание проведенного исследования и сделанные в его результате выводы предельно ясны.
Судебная коллегия, оценивая выводы экспертов, изложенных в заключении судебной экспертизы, соглашается с выводами эксперта и полагает, что оснований для назначения по делу дополнительной экспертизы не имеется.
На основании изложенного, поскольку договор купли-продажи квартиры от 24 декабря 2010 года, заключенный между «И» и «С» признан судом апелляционной инстанции недействительным в соответствии с положениями ст. 177 ГК РФ, то договор купли-продажи спорной квартиры от 05 марта 2011 года, заключенный между «Г» и «С» является ничтожным, следовательно подлежат применению положения ст. 302 ГК РФ, согласно которым квартира, расположенная по адресу: Санкт-Петербург, улица ……, дом 00, корпус 0, квартира 000, подлежит истребованию из незаконного владения «Г» и возвращению «И».
Что касается денежных средств в сумме 950000 рублей, которые, по мнению ответной стороны, были переданы истице в счет оплаты за квартиру по договору купли-продажи, судебная коллегия не усматривает оснований для применения в данной части реституции, поскольку достоверные доказательства получения «И» денежных средств от «С» по договору купли-продажи квартиры от 24 декабря 2010 года в материалах дела отсутствуют; имеющаяся в материалах дела расписка от 24 декабря 2010 года (л.д. 126) не является надлежащим доказательством получения денежных средств «И», поскольку в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции было установлено, что 24 декабря 2010 года она не могла понимать значения своих действий и руководить ими, иных каких-либо доказательств передачи «И», денежных средств «С» не представлено.
Таким образом, на основании объяснений сторон, тщательного анализа представленных письменных доказательств, судебная коллегия, исходя из положений ст. 328 ГПК РФ, учитывая, что все имеющие значение для дела обстоятельства установлены на основании имеющихся в деле доказательств, считает возможным принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований «И».
На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 00 августа 2013 года — отменить.
Признать недействительным договор от 24 декабря 2010 года купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, улица …… дом 00, корпус 0, квартира 000, заключенный между «И» и «С».
Истребовать квартиру, расположенную по адресу: Санкт-Петербург, улица …… дом 00, корпус 0, квартира 000 из чужого незаконного владения «Г».
Признать право собственности на квартиру, расположенную по адресу: Санкт-Петербург, улица ……. дом 00, корпус 0, квартира 000 за «И».
Ходатайство «Г» о назначении по делу дополнительной судебно-психиатрической экспертизы — оставить без удовлетворения.