г.Санкт-Петербург ул.Большая Морская, дом 3, офис 301

ул. Пушкинская,дом 8

пн-пт: 10:00-18:00 сб: 11:00 - 15:00

Дело о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки

Решение Именем Российской Федерации

Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга в составе: председательствующего судьи Н.А., при секретаре Е.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску В.П., М.В. к Е.В., третье лицо М.В. о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки,

УСТАНОВИЛ:

Истцы обратились в суд с уточнёнными исковыми требованиями к ответчику о признании договора купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, заключенного 16 октября 2015 года между Е. В. и В. П.. М.В., М.В., недействительным; применении последствий недействительности сделки (л. д. 128 – 130).

В обоснование уточнённых исковых требований истец указывает, что 16 октября 2015 года между сторонами был заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <адрес>. По мнению истцов, указанный договор должен быть признан недействительным. На момент заключения оспариваемого договора М.В. страдал психическим расстройством – <_> что подтверждается справкой № 169, справкой от 10 марта 2017 года, справкой № 469 от 28 декабря 2016 года. В силу п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент её совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. По мнению истцов, договор купли-продажи недвижимости от 16 октября 2015 года является недействительным, поскольку на момент его заключения один из участников указанного договора – М.В. не понимал значение своих действий, не мог руководить ими, а также объективно оценивать ситуацию.

Истцы в судебное заседание не явились, о дате, времени и месте рассмотрения дела были извещены надлежащим образом – телеграммами.

О причинах своей неявки в судебное заседание не сообщили, ходатайство об отложении рассмотрения дела либо о рассмотрении дела в свое отсутствие не заявили.

Представитель В.П. – Черников Д.Н., действующий на основании доверенности, в судебном заседании уточнённые исковые требования поддержал по доводам, изложенным выше, и просит суд уточнённые исковые требования удовлетворить

Ответчик в судебное заседание не явилась, о дате, времени и месте рассмотрения дела была извещена надлежащим образом — телеграммой.

О причинах своей неявки в судебное заседание не сообщила, ходатайство об отложении рассмотрения дела либо о рассмотрении дела в свое отсутствие не заявила.

Третье лицо в судебное заседание не явилась, о дате, времени и месте рассмотрения дела была извещена надлежащим образом – телеграммой.

О причинах своей неявки в судебное заседание не сообщила, ходатайство об отложении рассмотрения дела либо о рассмотрении дела в свое отсутствие не заявила.

Выслушав пояснения представителя истицы В.П., исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии со статьёй 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка) (пункт 1).

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли (пункт 2).

Согласно статье 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (пункт 1).

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (пункт 2).

На основании пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Как следует из материалов дела, 16 октября 2015 года между Е.В., именуемая в дальнейшем Продавец, с одной стороны, и В.П., М.В. и М.В., именуемые в дальнейшем Покупатели, с другой стороны, был заключен договор купли-продажи объекта недвижимости, в соответствии с которым Продавец продал, а покупатели купили в общую долевую собственность, по 1/3 доли каждый, принадлежащий продавцу на праве частной собственности объект недвижимости: квартиру <адрес>л. д. 149 – 150).

Согласно пункту 5 оспариваемого договора продавец продает, а покупатели покупают отчуждаемый объект недвижимости за 3 050 000 рублей, из которых: 1 172 283 рубля будут уплачены продавцу покупателями после государственной регистрации права собственности покупателей на указанный объект недвижимости в течение двух дней со дня получения документов с государственной регистрации, что будет подтверждаться распиской; 1 877 717 рублей будут перечислены В.П. со счета <№>, открытого на её имя в Филиале ОПЕРУ Северо-Западного Банка ПАО «Сбербанк России» ВСП № 9055 в Санкт-Петербурге корреспондентский счет <№> в ГРКЦ ГУ Банка России по Санкт-Петербургу, на счет <№>, открытый на имя Е.В. в дополнительном офисе № 9038 ПАО «Сбербанк России» в г. Москве, корреспондентский счет <№> в ГРКЦ ГУ БАНКА РОССИИ по г. Москве, после государственной регистрации права собственности Покупателей на указанный объект недвижимости в течение двух дней со дня получения документов с государственной регистрации.

Оспариваемый договор прошел государственную регистрацию в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Санкт-Петербургу 05 ноября 2015 года.

Согласно Заключению комиссии экспертов СПб ГКУ «Городская психиатрическая больница № 6» от 16 апреля 2019 года № 2020.676.3, М.В. в момент заключения договора купли-продажи от 16 октября 2015 года не мог понимать значение своих действий и руководить ими (л. д. 196 – 208).

В силу положений статьи 180 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

Таким образом, в соответствии с вышеуказанной нормой закона, часть сделки может быть признана недействительной при условии, что стороны сделки были бы согласны совершить сделку без недействительной части.

Часть сделки — это одно или несколько условий сделки, которые применительно к настоящей статье не должны относиться к категории существенных условий.

В соответствии с п. 100 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 25 от 23 июня 2015 года разъяснено, что в силу пунктов 1 и 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации признание судом недействительной части сделки не должно привести к тому, что сторонам будет навязан договор, который они не намеревались заключать.

Доказательств наличия у В.П. намерений заключить оспариваемый договор на условиях приобретения квартиры в единоличную собственность, в материалах дела не имеется.

Кроме того, в материалах дела не имеется сведений о том, что В.П., являясь матерью М.В., не заключила бы 16 октября 2015 оспариваемый договор купли-продажи спорной квартиры без Сизова М.В.

Кроме того, как следует из содержания Заключению комиссии экспертов СПб ГКУ «Городская психиатрическая больница № 6» от 16 апреля 2019 года № 2020.676.3, по данным амбулаторной карты ПНД № 1, 07 октября 2015 года на прием к психиатру обращалась мать М.В. с просьбой выдать справку о сделкоспособности М.В. В записи указано: «Планирует сделку с заведомым ухудшением жилищных условий. Даны разъяснения». 13 октября 2015 года подэкспертный обращался к психиатру в сопровождении матери.

Представитель В.П. в судебном заседании не оспаривал того, что В.П. было достоверно известно о психическом здоровье её сына В.П.

При этом, представитель В.П. в судебном заседании не смог пояснить, почему, зная о психическом состоянии своего сына М.В. в момент совершения оспариваемой сделки, В.П. заключила оспариваемый договор.

Из пояснений представителя В.П. в судебном заседании следует, что если бы договор купли-продажи от 16 октября 2015 года был заключен на условиях приобретения спорной квартиры только в долевую собственность В.П. и М.В. они бы данный договор не оспаривали. Несогласие истцов сводиться к тому, что долевым сособственником спорной квартиры в результате заключения оспариваемого договора является М.В.

При указанных обстоятельствах, принимая во внимание, что М.В. в момент заключения договора купли-продажи от 16 октября 2015 года не мог понимать значение своих действий и руководить ими, с учётом положений статьи 180 ГК РФ, суд полагает исковые требования М.В. подлежащими удовлетворению частично, в связи с чем суд приходит к выводу о признании договора купли-продажи от 16 октября 2015 года, заключенного между Е.В. и В.П., М.В., М.В., недействительным в части покупки М.В. 1/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме корпус по проспекту Наставников в Санкт-Петербурге; взыскании с Е.В. в пользу М.В. денежных средств в размере 1 016 666,6 рублей (3 050 000 рублей : 3); признать за Е.В. право собственности на 1/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру <адрес>. Оснований для удовлетворения исковых требований В.П. в связи с вышеизложенным у суда не имеется, в связи с этим суд приходит к выводу об отказе В.П. в удовлетворении иска в полном объеме.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194 – 198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования М.В – удовлетворить частично.

    Признать договор купли-продажи от 16 октября 2015 года, заключенный между Е.В. и  В.П., М.В., М.В., недействительным в части покупки М.В. 1/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру <адрес>.

    Взыскать с Е.В. в пользу М.В. денежные средства в размере 1 016 666,6 рублей.

    Признать за Е.В. право собственности на 1/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру <адрес>.

    В удовлетворении остальной части иска М.В. – отказать.

    В удовлетворении иска В.П. – отказать.

    Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца с момента изготовления мотивированной части решения суда.

    Мотивированная часть решения изготовлена 02 июля 2019 года