г.Санкт-Петербург ул.Большая Морская, дом 3, офис 301

ул. Пушкинская,дом 8

пн-пт: 10:00-18:00 сб: 11:00 - 15:00

Дело о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда

Решение Именем Российской Федерации

Петроградский районный суд Санкт-Петербурга в составе: председательствующего судьи Ю.В., при секретаре В.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б.Н. к Д.Б. о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Б.Н. обратился в Петроградский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Д.Б. уточнив заявленные требования в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации просил взыскать с ответчика в счет возмещения имущественного вреда денежные средства в размере 723 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб.

В обоснование заявленных требований истец указал, вступившим в законную силу приговором Невского районного суда Санкт-Петербурга от 8 мая 2019 года ответчик признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации. Приговором установлено, что ответчик признан лицом, выполнявшим в организованной преступной группе роль руководителя подконтрольных юридических лиц, направленных на хищение денежных средств граждан в особо крупном размере. То есть ответчик фактически распределял похищенные у пайщиков КНПО «Семейный капитал» денежные средства; получал денежные средства в кассе Кооператива под видом займов без намерения реального их возврата. Истец признан потерпевшим и гражданским истцом по уголовному делу. Преступные действия ответчика выразились в хищении у истца денежных средств в общей сумме 723 000 руб., а также причинили нравственные и моральные страдания которые истец оценивает в 300 000 руб.

В судебное заседание истец не явился, направил в суд своего представителя, который уточненные требования поддержал в полном объеме.

Ответчик в судебное заседание не явился, в настоящее время отбывает наказание в исправительном учреждении, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, против удовлетворения исковых требований возражал, указывая на то, что приговором Невского районного суда Санкт-Петербурга с него взысканы денежные средства, а так же, что в декабре 2017 года решением арбитражного суда Санкт- Петербурга и Ленинградской области он признан банкротом.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителя истца, оценив представленные в дело доказательства в их совокупности, суд приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, 16 апреля 2016 года между истцом и Кооперативом Некоммерческое потребительское общество «Семейный капитал» (далее по тексту — КНПО «Семейный капитал», Кооператив), заключено соглашение об участии в хозяйственной деятельности.

В соответствии с пунктом 1.1 соглашения ‚ истец участвует в хозяйственной деятельности Кооператива в форме направления части своего пая в фонд финансовой взаимопомощи кооператива, а Кооператив обязуется обеспечить истцу экономическую выгоду и удовлетворение материальных и иных потребностей истца.

В соответствии с п. 2.4 соглашения истец при исполнении всех Условий соглашения получает поощрение за активное Участие в хозяйственной деятельности Кооператива из фонда поощрения.

Поощрение составляет 24,75 % годовых.

В соответствии с п. 3.5 соглашения выплата поощрения за активное участие пайщика в хозяйственной деятельности осуществляется единовременно, по истечении срока соглашения.

В соответствии с п. 3.3 соглашения сумма, определенная в соглашении, передается кооперативу на 12 месяцев.

В соответствии с указанным соглашением, истец 16 апреля 2016 года передал Кооперативу 423 000 руб., что подтверждается, квитанцией к приходному кассовому ордеру №1502 от 16 апреля 2016 года.

Между истцом и Кооперативом 23 июля 2016 года было заключено дополнительное соглашение №2 к соглашению ‚ по которому истец передал Кооперативу 300 000 руб., что подтверждается, квитанцией к приходному кассовому ордеру №2310 от 23 июля 2016 года.

Таким образом, всего истцом по соглашению были внесены денежные средства в сумме 723 000 руб.

Приговором Невского районного суда Санкт-Петербурга от 8 мая 2019 года по уголовному делу, вступившим в законную силу 15 октября 2019 года, ответчик признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Приговором установлено, что ответчик признан лицом, выполнявшим в организованной преступной труппе роль руководителя подконтрольных юридических лиц, направленных на хищение денежных средств граждан в особо крупном размере. То есть ответчик фактически распределял похищенные у пайщиков КНПО «Семейный капитал» денежные средства; получал денежные средства в кассе Кооператива под видом займов без намерения реального их возврата.

Постановлениями следователя от 14 февраля 2018 года Б.Н. был признан потерпевшим, а также гражданским истцом по уголовному делу.

Вместе с тем, из приговора суда от 8 мая 2019 года следует, что гражданский иск Б.Н. не был рассмотрен, денежные средства в размере 723 000 руб. в пользу Б.Н. не взыскивались, в связи с чем суд отклоняет доводы ответчика о том, что приговором суда с него уже взысканы денежные средства.

В силу ч. 4 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса. Российской Федерации, вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Статьей 52 Конституции Российской Федерации гарантировано право потерпевшего от преступления лица на возмещение убытков.

Решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25 апреля 2018 года ответчик Д.Б. признан банкротом, в отношении него введена процедура реализации имущества должника.

В соответствии с п. 2 ст. 213.11 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве), с даты вынесения арбитражным судом определения о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом и введении реструктуризации его долгов наступают последствия, в частности: требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, требования о признании права собственности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными сделок и о применении последствий недействительности ничтожных сделок могут быть предъявлены только в порядке, установленном настоящим Федеральным законом. Исковые заявления, которые предъявлены не в рамках дела о банкротстве гражданина и не рассмотрены судом до даты введения реструктуризации долгов гражданина, подлежат после этой даты оставлению судом без рассмотрения.

Согласно ст. 5 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в целях настоящего Федерального закона под текущими платежами понимаются денежные обязательства, требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

Возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве требования кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ являются текущими.

Требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. Кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур, применяемых в деле о банкротстве, не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве.

Как следует из материалов дела, виновные действия ответчика были установлены приговором суда от 8 мая 2019 года, следовательно обязанность по возмещению причиненного ущерба у ответчика возникла с момента вступления в силу приговора суда 15 октября 2019 года, т.е. уже после возбуждения дела о банкротстве, в связи с чем требования истца являются текущими и не подлежат включению в реестр требований кредиторов.

Более того, требования истца не могут быть включены в реестр требований кредиторов, поскольку приговором суда от 8 мая 2019 года денежные средства с Д.Б. в пользу истца не взыскивались.

В связи с изложенным, оснований для оставления искового заявления без рассмотрения у суда не имеется.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Приговором суда установлено, что Д.Б. добровольно согласился выполнять в организованной преступной группе роль исполнителя, руководить подконтрольными членам предприятиями, планировать их финансовую деятельность, осуществлять сбор информации о движении денежных средств по счетам всех подконтрольных членам преступной группы лиц, распределять потоки движения денежных средств, полученных указанными лицами под видов займом в КПК «Семейный капитал» (в последующем КНПО «Семейный капитал»), то есть фактически распределять похищенные у пайщиков Кооператива денежные средств; непосредственно получать денежные средств в кассе Кооператива под видом займом без намерения реального их возврата.

В ходе рассмотрения уголовного дела Д.Б. полностью признал свою вину, подтвердив вышеизложенные обстоятельства.

Действия Д.Б. квалицированы по части 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, а именно как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное в особо крупном размере организованной группой.

В ходе рассмотрения настоящего гражданского дела судом установлено, что истец в соответствии с соглашением от 16 апреля 2016 года внес в кассу КНПО «Семейный капитал» денежные средства в общей сумме 723 000 руб.

Принимая во внимание, что действия ответчика Д.Б. при заключении договоров с неопределенным кругом физических лиц — пайщиков КНПО «Семейный капитал» были направлены на хищение денежных средств; ущерб истцу причинен вследствие виновного поведения ответчика как физического лица, добровольно согласившегося выполнять в организованной преступной группе роль исполнителя, руководителя КНПО «Семейный капитал», распределявшего похищенные у пайщиков Кооператива денежные средства, суд приходит к выводу о взыскании с ответчика материального ущерба, причиненного преступлением в размере 723 000 руб.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.д.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным, повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Таким образом, указанными нормами права гарантирована компенсация морального вреда в случаях причинения такого вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Между тем, действиями ответчика были нарушены имущественные права истца.

Доказательств нарушения ответчиком каких-либо неимущественных прав истца в материалах дела не имеется. Сам по себе факт признания истца потерпевшим по имущественному преступлению не свидетельствует о том, что истец в результате этого испытывал нравственные физические страдания.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу об отказе истцу в удовлетворении требований о компенсации морального вреда.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Б.Н. к Д.Б. о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда – удовлетворить частично.

Взыскать с Д.Б. в пользу Б.Н. денежные средства в размере 723 000 рублей.

В удовлетворении требования о компенсации морального вреда- отказать.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме посредством подачи апелляционной жалобы через Петроградский районный суд Санкт- Петербурга.