г.Санкт-Петербург ул.Большая Морская, дом 3, офис 301

ул. Пушкинская,дом 8

пн-пт: 10:00-18:00 сб: 11:00 - 15:00

Дело о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами

Решение Именем Российской Федерации

24 октября 2019 года

Ленинградский районный суд г. Калининграда в составе: председательствующего судьи Н.А., при секретаре В.А., рассмотрев в открытом судебном заедании гражданское дело по иску Н.С. к О.В. о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами,

УСТАНОВИЛ:

Н.С. обратилась в суд с иском к О.В. о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, указав, что Л.И. являлась собственником квартиры, расположенной по адресу: г. Магадан, ул. Советская. После смерти Л.И. умершей 01 июля 2014 года, нотариусом было открыто наследственное дело, наследником являлся В.А.. В связи с тем, что В.А. постоянно проживал в г. Санкт-Петербурге, у него не было возможности лично принять наследство в г. Магадане. В.А. обратился к О.В., проживавшей на тот момент в г. Магадане, с поручением о принятии наследства от его имени и продаже квартиры, полученной в порядке наследования, для чего 12 сентября 2014 года выдал О.В. доверенность. Ответчица выполнила поручение В.А. в части принятия наследства после смерти, Л.И. получила свидетельства, зарегистрировала за В.А. право собственности на квартиру, расположенную по адрес г.Магадан, ул. Советская. В.А. умер 08 ноября 2016 года нотариусом было открыто наследственное дело. Является наследником по закону, обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, в том числе квартиры, расположенной по адресу: г. Магадан, ул. Советская. 13 мая 2017 года получила свидетельства о праве на наследство по закону, однако квартира, расположенная по адресу: г. Магадан, ул. Советская ‚ не была включена в наследственную массу, тогда ей стало известно, что квартира в настоящее время принадлежит третьим лицам. Из личных вещей В.А. узнала, что О.В. по доверенности продала квартиру за 2 890 728 рублей, однако, полученные в результате сделки денежные средства В.А. не передала, в связи с чем, В.А. в адрес О.В. была направлена телеграмма с требованием о возврате денежных средств. О.В. денежные средства В.А. не возвратила. До своей смерти В.А. не сообщал ей о том, что квартира продана, и он получил денежные средства от ответчицы. Между В.А. и О.В. был заключен договор поручения на выполнение определенных действий, что подтверждается выданной 12 сентября 2014 года доверенностью на принятие наследства и продажу квартиры. Перечень определенных юридических действий, совершаемых по договору поручения, включая подписание договора купли-продажи, получение следуемых доверителю денег, указан в доверенности, выданной Э.В.. Ответчица, действуя по доверенности, должна была действовать от имени В.А. и в его интересах. О.В. не передала В.А. полученные по сделке денежные средства в размере 2 890 728 рублей, вследствие чего неосновательно приобрела указанные денежные средства. Право В.А. на получение от О.В. денежных средств в размере 2 890 728 рублей не имеет неразрывной связи с его личностью, поэтому входит в состав открывшегося после его смерти наследства. В.А. обращался к О.В. с требованием о возврате денежных средств, что подтверждается телеграммой от 21 июня 2016 года, однако по настоящее время денежные средства не возвращены. Проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 01 июля 2016 года по 06 мая 2019 года составляют 696 846,14 рублей. Просит взыскать с О.В. в пользу Н.С. денежные средства в размере 2 890 728 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 696 846,14 рублей. Н.С., ее представитель по доверенности от 27 мая 2019 года Черников Д.Н. в судебном заседании исковые требования поддержали по изложенным выше основаниям.

О.В., ее представитель по доверенности от 18 июня 2019 года А.В. в судебном заседании с исковыми требованиями не согласились по доводам, изложенным в отзыве на исковое заявление, заявили о применении срока исковой давности.

Заслушав участников процесса, свидетелей, исследовав письменные материалы дела, суд пришел к следующему.

Согласно ст. 185 Гражданского кодекса РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами.

12 сентября 2014 года В.А. выдал доверенность, которой уполномочил О.В. принять наследство и вести дела о передачи ему наследственного имущества, оставшегося после смерти умершей 01 июля 2014 года Л.И., продать за цену и на условиях по своему усмотрению принадлежащую ему на праве собственности квартиру, находящуюся по адресу: г. Магадан, ул. Советская.

Данная доверенность не противоречит действующему законодательству.

Согласно ч. 1 ст. 187 Гражданского кодекса РФ лицо, которому выдана доверенность; должно совершать те действия, на которые оно уполномочено.

02 апреля 2015 года О.В. было получено свидетельство о праве на наследство по закону на квартиру, находящуюся по адресу: г. Магадан, ул. Советская.

29 апреля 2015 года. О.В. в пределах полномочий предоставленных ей В.А. и В.И., О.В., Т.А., В.В. в лице представителя В.И. заключили договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: г. Магадан, ул. Советская.

Договор купли-продажи квартиры от 29 апреля 2015 года от имени В.А. подписан О.В., действующей на основании доверенности.

Согласно условиям договора стороны оценили квартиру в 2 890 728 рублей, которые будут перечислены по Именному государственному жилищному сертификату на счет представителя продавца. О.В. после заключения и государственной регистрации договора в течение 30 банковских дней с момента получения свидетельства о государственной регистрации права собственности на жилое помещение.

Как установлено в судебном заседании, письменного договора поручения между В.А. и О.В. не заключалось.

В.А. умер 08 ноября 2016 года (свидетельство о смерти 1У-АК №78 от 11 ноября 2016 года).

После смерти В.А. открылось наследство.

В соответствии со ст. 1112 Гражданского кодекса РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Из разъяснений, данных в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» следует, что в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: вещи, включая деньги и ценные бумаги (ст. 128 Гражданского кодекса РФ); имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм); имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 Гражданского кодекса РФ).

Согласно ст. 1142 Гражданского кодекса РФ наследниками первой очереди по закону в равных долях являются: дети, супруг и родители наследодателя.

Как следует из наследственного дела‚ наследником, принявшим наследство по закону после смерти В.А., является Н.С..

В п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» разъяснено, что наследник, принявший наследство, независимо от времени и способа его принятия считается собственником наследственного имущества, носителем имущественных прав и обязанностей со дня открытия наследства вне зависимости от факта государственной регистрации прав на наследственное имущество и ее момента (если такая регистрация предусмотрена законом).

Принятие наследниками части наследственного имущества означает принятие всего наследственного имущества, где бы оно ни находилось и в чем бы ни заключалось.

Исходя из положений п. 1, 2 ст. 1102 Гражданского кодекса РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 Гражданского кодекса РФ.

Как следует из материалов дела, 15 июня 2015 года на счет О.В., открытый в ПАО «Сбербанк России», были перечислены по договору купли-продажи квартиры денежные средства в сумме 2 890 728 рублей.

21 июня 2016 года В.А. направил в адрес О.В. телеграмму с просьбой возвратить в срок не позднее 30 июня деньги от продажи его квартиры в г. Магадане.

Свидетель Н.В. пояснил, что В.А. говорил ему, что попросил продать квартиру, ждет деньги, деньги не отдают, будет подавать в суд. Последний раз общался с В.А. по этому вопросу в 2016 году.

Свидетель В.В. (брат В.А., сын Н.С.) пояснил, что В.А. говорил ему, что Савчук О.В. продала квартиру и должна ему деньги, суммы не называл.

Пунктом 2 ст. 196 Гражданского кодекса РФ установлено, что общий срок исковой давности составляет три года.

Исковая давность применяется Судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения (п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса РФ).

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

При рассмотрении дела О.В. заявлено о применении срока исковой давности.

Согласно ст. 200 Гражданского кодекса РФ, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (п. 1).

Положениями ст. 1112 Гражданского кодекса РФ закреплено, что наследство может состоять не только из имущества, принадлежащего наследодателю на праве собственности на день смерти, но и из имущественных прав и обязанностей. Таким образом, унаследованы могут быть также права и обязанности наследодателя, которые принадлежали ему на день смерти.

Сроки исковой давности продолжают течь в том же порядке, что и до момента открытия наследства (открытие наследства не прерывает, не пресекает и не приостанавливает их течения).

Как следует из письменных пояснений Н.С. (л.д. 173), В.А. узнал о продаже квартиры 30 ноября 2015 года, получив выписку из ЕГРН.

В данном случае момент течения срока исковой давности начался с 30 ноября 2015-года, когда В.А. достоверно стало известно о продаже квартиры г. Магадане, поскольку именно с данного момента В.А. не мог не знать о нарушении его прав.

Узнав о продаже квартиры в г. Магадане не позднее 30 ноября 2015 года В.А., а в последующем его наследник Н.С. имели реальную возможность своевременно обратиться в суд.

Срок исковой давности истек 30 ноября 2018 года.

Исковое заявление о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами подано Н.С. в суд 30 апреля 2019 года (штамп на конверте), то есть с пропуском срока исковой давности, в течение которого Н.С. была вправе предъявить в суд требование о защите своего нарушенного права, что является самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении требований.

Доводы Н.С. о том, что после 30 ноября 2015 года между В.А. и О.В. была договоренность, что О.В. приедет в г. Санкт-Петербург и лично передаст В.А. полученные от продажи квартиры денежные средства, по июнь 2016 года В.А. ожидал передачу денежных средств, на тот момент задержку передачи денежных средств В.А. не считал нарушением своих прав, ничем не подтверждены, являются предположениями истицы, а в судебном заседании данный факт О.В. оспаривался.

Как следует из содержания искового заявления, о продаже квартиры Н.С. стало известно 13 мая 2017 года, что не имеет правового значения для применения срока исковой давности, поскольку В.А. узнал о продаже квартиры не позднее 30 ноября 2015 года.

Суд полагает, что имеются основания для применения пропуска срока исковой давности в части требований о взыскании неосновательного обогащения. Исковое заявление подано Н.С. 30 апреля.2019 года, то есть по истечении срока исковой давности, в течение которого истица была вправе предъявить в суд требование о защите своего нарушенного права.

Доказательств, что имелись уважительные причины, препятствующие истцу ранее обратиться в суд с иском, суду не представлено.

Из представленной выписки из амбулаторной карты Н.С. не следует, что имеющиеся у нее заболевания препятствовали обращению в суд на протяжении всего времени, в течение которого она была вправе обратиться в суд за защитой своего нарушенного права.

Таким образом, суд приходит к выводу, что при обращении в суд с настоящим иском 30 апреля 2019 года в силу указанных положений Гражданского кодекса РФ истицей пропущен срок исковой давности, что является основанием для отказа в иске, и соответствующее заявление ответчика о применении срока исковой давности является обоснованным.

Ввиду того, что требования Н.С. о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами производны от требований о взыскании неосновательного обогащения, и с учетом установленных в судебном заседании обстоятельств также не подлежат удовлетворению.

Принимая во внимание изложенные выше обстоятельства, суд полагает исковые требования Н.С. не подлежащими удовлетворению в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Н.С. в иске к О.В. взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами – отказать.

Решение может быть обжаловано в Калининградский областной суд через Ленинградский районный суд г. Калининграда в течение месяца со дня изготовления мотивированного решения.