г.Санкт-Петербург ул.Большая Морская, дом 3, офис 301

ул. Пушкинская,дом 8

пн-пт: 10:00-18:00 сб: 11:00 - 15:00

Дело об обязании не чинить препятствий в пользовании жилым помещением

Решение Именем Российской Федерации

Московский районный суд Санкт-Петербурга в составе:

председательствующего судьи О.Н.

при секретаре В.М.,

с участием истца ЕП., её представителя А.Е., ответчика Л.Г., представителя В.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Е.П.‚ действующей в интересах несовершеннолетней А.И. к А.М., Л.Г. об обязании не чинить препятствий в пользовании жилым помещением, вселении,

установил:

Е.П., действуя в интересах несовершеннолетней дочери А.И. 16 января 2004 года рождения, обратилась в суд с иском с учётом принятых судом в порядке ст.39 Гражданского процессуального кодекса РФ изменений /л.д.46-49/ об обязании А.М. и Л.Г. не чинить препятствий в пользовании жилым помещением — квартирой, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, проспект Юрия Гагарина, в праве общей долевой собственности на которую : принадлежит 3/4 доли, а 1/4 ответчику Л.Г., где также проживает ответчик А.М., об обязании ответчиков выдать от спорного жилого помещения ключи и вселить в него несовершеннолетнюю с её законным представителем Е.П.

В судебном заседании истец Е.П., а также её представитель А.Е. исковые требования в их измененной редакции подержали, настаивали на их удовлетворении по изложенным в иске основаниям, Е.П. на возражения ответчиков пояснила, что готова выкупить долю принадлежащую ответчику Л.Г., однако мирового соглашения с ответчиками достигнуть не удалось, также готова осуществлять уход за страдающим заболеванием и имеющим инвалидность ответчиком А.М., который приходится её дочери дедушкой, полагала, что ответчики необоснованно пользуются спорной квартирой на протяжении нескольких лет, препятствуя в таком же праве её дочери, которой принадлежит большая часть квартиры.

Ответчик Л.Г., а также её представитель В.В. возражали против удовлетворения иска, полагали, что вселение несовершеннолетней — в спорную квартиру невозможно до наступления её совершеннолетия, до указанного момента она должна проживать со своим законным представителем, который прав на вселение не имеет, по месту, в том числе посещения общеобразовательных учреждений, кроме того, данное обстоятельство приведёт к ухудшению жилищных условий как несовершеннолетнего истца, так и ответчика, являющегося инвалидом по состоянию здоровья, нуждающегося в постоянном уходе.

Суд, выслушав доводы истца и его представителя, а также возражения ответчика и его представителя, исследовав материалы дела, изучив представленные доказательства, оценив относимость, допустимость и достоверность каждого из них в отдельности, а также их взаимную связь и достаточность в совокупности, приходит к следующему.

В соответствии с частью 2 статьи 38 Конституции РФ забота о детях, их воспитание является не только правом, но и обязанностью родителей. Каждый имеет право на жилище, которого не может быть лишен произвольно /часть 1 статьи 40 Конституции РФ/.

В соответствии с Семейным кодексом РФ ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями (лицами, их заменяющими), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, органом опеки и попечительства, прокурором и судом /п. 1 ст. 56 СК РФ/.

Жилищные права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства /ч.1,2 ст.1 Жилищного кодекса РФ, ч.3 ст.55 Конституции РФ/.

Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц /ч.3 ст.17 Конституции РФ/.

В соответствии с п. 1 ст. 209 Гражданского кодекса РФ, собственник у принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В силу ст.288 ГК РФ, собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. Жилые помещения предназначены для проживания граждан. Гражданин — собственник жилого помещения может использовать его для личного проживания и проживания членов его семьи.

В соответствии с ч. 1 ст. 30 Жилищного кодекса РФ, собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением, в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены настоящим Кодексом.

Согласно п. 1 ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что на основании договора передачи квартиры в собственность граждан № 73 , заключенного 04 февраля 2010 года между Администрацией Московского района Санкт-Петербурга и И.А., а также его несовершеннолетней дочерью А.И, 2004 года рождения, являющейся истцом по настоящему делу, в собственность последних, безвозмездно была передана двухкомнатная квартира ‚ расположенная в доме по проспекту Юрия Гагарина в Санкт-Петербурге, по № доле каждому государственная регистрация права собственность на данное жилое помещение произведена 26 марта 2010 года /л.д.10-12,17/.

В указанной квартире с 30 марта 1973 года зарегистрирован и проживает по настоящее время один из ответчиков А.М., отказавшийся от участия в приватизации жилого помещения и приходящийся истцу дедушкой по линии отца И.А. который также был зарегистрирован в спорной квартире я 11 март 2004 года /л.д.13,14/.

13 сентября 2011 года И.А., являющийся собственником № доли в праве собственности на вышеуказанную квартиру, был снят с регистрационного учёта в ней в связи со смертью /л.д.13/.

В результате наследования по закону его дочери — истцу А.И. 27 февраля 2012 года было выдано свидетельство о праве на наследство по закону на ¼ долю в праве собственности на спорную квартиру, право собственности на которую, зарегистрировано 11 марта 2012 года /л.д.15/, аналогичное свидетельство 09 апреля 2012 года было выдано отцу наследодателя — ответчику А.М., право собственности на 1/4 долю в праве собственности на квартиру было зарегистрировано 25 апреля 2012 года /л.д.31,32/.

Таким образом, истцу принадлежит 3/4 доли в праве собственности на квартиру дома — по проспекту Юрия Гагарина в Санкт-Петербурге, а ответчику А.М. ¼ доли.

Вместе с тем, последним, 09 июня 2012 года было совершено дарение вышеуказанной ¼ доли в праве собственности на. спорную квартиру в пользу своей супруги ответчика ЛГ., которая в данной квартире не зарегистрирована, однако постоянно проживает. Государственная регистрация права собственности Л.Г. на указанную долю. произведена 04 июля 2012 года /л.д.33-34/.

Как следует из справки о регистрации формы № 9 несовершеннолетняя А.И., 2004 года рождения, зарегистрирована в спорной квартире с 25 марта 2004 года /л.д.13/, однако согласно акту обследования жилищно-бытовых условий, составленному специалистами отдела опеки и попечительства Местной администрации муниципального округа «Остров декабристов», фактически проживает со своей матерью Е.П. в принадлежащей ей двухкомнатной квартире по адресу: Санкт-Петербург, ул. Кораблестроителей, где ребенку выделена отдельная комната, в которой имеется необходимая мебель, созданы условия. Несовершеннолетняя А.И. посещает ГБОУ средняя школа № 10 Василеостровского района с углубленным изучением химии. Доход семьи, в связи с утратой матерью ребенка места работы с августа 2016 года, складывается из пособия по безработице и пенсии по потере кормильца. По мнению органа опеки, семья нуждается в материальной и правовой помощи в связи с отсутствием работы у матери несовершеннолетней А.И. и судебными тяжбами по устранению препятствий в пользовании квартирой, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, проспект Юрия Гагарина, /л.д.107-110/.

Из представленного в обоснование своих возражений на иск ответчиками определения Московского районного суда Санкт-Петербурга от 10 декабря 2013 года следует, что ранее В.П., действуя в интересах своей несовершеннолетней дочери А.И. уже предпринимала попытки устранения нарушения прав истца, как долевого собственника спорного жилого помещения, ссылаясь на смену ответчиками входного замка в квартиру и отказа в предоставлении права пользования квартирой, однако, данный иск указанным определением суда был оставлен без рассмотрения, ввиду неявки истца в судебное заседание по вторичному вызову суда /л.д.30/.

Вместе с тем, согласно талону-уведомлению № 6 51 отдела полиции УМВД по Московскому району Санкт-Петербурга 22 октября 2015 года было зарегистрировано обращение Е.П. о возможном нарушении законодательства ответчиком А.М. л.д. 111, в ответ на которое 12 ноября 2015 года было указано на проведение с последним профилактической беседы, разъяснено право на обращение в суд за защитой нарушенных прав /л.д.112/.

Из акта обследования жилищно-бытовых условий спорной квартиры, составленному специалистами отдела опеки и попечительства местной администрации муниципального образования «Звездное», следует, что комнаты в двухкомнатной квартире жома по проспекту Юрия Гагарина в Санкт- Петербурге являются смежными, детские вещи в них отсутствуют, фактически проживают ответчики А.М. и Л.Г. квартира находится в удовлетворительном состоянии /л.д.104/.

Согласно заключению по данному по делу, орган опеки и попечительства полагал целесообразным и соответствующим интересам несовершеннолетней А.И. не чинить ей препятствий в пользовании спорным жилым помещением /л.д.103/.

В ходе разбирательства по делу ответчики не оспаривали право несовершеннолетней А.И. на ¾  доли в праве собственности на спорную квартиру, однако полагали, что наступления 14-летнего возраста истец А.И. должна проживать со своей матерью, право на вселение в спорную квартиру, у которой отсутствует /л.д.29/.

Кроме того, ответчики ссылались на состояние здоровья, которое не позволяет проживать несовершеннолетнему истцу совместно с двумя пенсионерами, имеющими инвалидности: у Л.Г. 2 группы, а у А.М. 3 группы соответственно /л.д.64,71/, с учётом того, что ответчик А.М. страдает эпилептическими припадками и наблюдается у психиатра /л.д.65-70/.

Оценивая вышеприведенные обстоятельства, суд считает необходимым учесть разъяснения, данные Пленумами Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 45 Постановления М 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», согласно которым, применяя статью 304 ГК РФ, в силу которой собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения, необходимо учитывать, что в силу статей 304, 305 ГК РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение.

Такой иск подлежит Удовлетворению и в том случае, когда истец докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права собственности или законного владения со стороны ответчика.

Кроме того, в соответствии с частью 1 статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

По общему правилу бремя доказывания в данном случае — наличие со стороны ответчиков таких действий, которые могут быть расценены как чинение истцу препятствий в пользовании спорным жилым помещением и проживании в нем, законодателем возложено на истца.

В ходе разбирательства по делу было достоверно установлено и не оспаривалось ответчиками, что ими были заменены замки от входной двери в спорную квартиру, а ключи от нового замка не были переданы истцу, являющемуся законным представителем несовершеннолетнего собственника 3/4 доли в общем долевом праве собственности на квартиру, в связи с чем с 2012 года, то есть после смерти отца, от которого унаследовала дополнительную долю в праве на квартиру, по настоящее время несовершеннолетняя А.И. лишена возможности пользоваться и распоряжаться принадлежащим ей недвижимым имуществом.

Кроме того, указанные действия ответчиков, один из которых является участником общей долевой собственности, а второй — пользователем жилого помещения, которым достоверно известно о наличии равного с ними в долевом отношении права несовершеннолетней А.И. на жилое помещение, в силу положений закона о распоряжении, владении и пользовании имуществом, находящимся в долевой собственности, установленного ст.ст.246,247 ГК РФ, согласно которым данные действия осуществляются по соглашению всех участников долевой собственности, следует признать неправомерными и нарушающими право другого участника общей долевой собственности. Поскольку даже в случае необходимости замены замков от входной двери в жилое помещение, долей в праве собственности, на которое обладает несовершеннолетняя А.И., обязанность передать ключи от нового замка, лежит на участниках долевой собственности, совершивших замену замков без уведомления другого участника; поскольку иное влечёт нарушение его прав.

Следует учесть, что и сам факт обращения одного из участников долевой собственности на жилое помещение с настоящим иском в суд свидетельствует о наличии препятствий в пользовании им, поскольку в силу ч.5 ст.10 ГК РФ, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются,

При этом наличие стойких неприязненных отношений между истцом, являющимся законным представителем собственника 3/4 доли в праве собственности на спорную квартиру, не может являться основанием для чинения препятствий в пользовании жилым помещением со стороны других участников долевой собственности и пользователей квартиры.

Разрешая спор по существу, суд исходит из того, что при вселении в жилое помещение несовершеннолетних детей следует учитывать, что на родителей возложена обязанность воспитывать своих детей /ст.54 (Семейного кодекса Российской Федерации/, что обусловливает необходимость их проживания совместно с родителями.

Ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов. Защита прав и законных интересов ребенка осуществляется родителями (лицами, их заменяющими), а в случаях, предусмотренных названным кодексом, органом опеки и попечительства, прокурором и судом (п. 1 ст. 56 СК РФ).

Родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на обучение и воспитание своих детей перед всеми другими лицами (п. 1 ст. 63 СК РФ).

В соответствии с п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних детей, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.

Данная правовая позиция нашла своё подтверждение в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2016)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016).

Кроме того, из анализа положений ч. 1 ст. 31 ГК РФ, ч. 1 ст. 145 СК РФ, следует, что как законные представители, так и опекуны (попечители) обладают одинаковыми обязанностями, установленными законом по защите прав, воспитанию и содержанию детей.

Согласно ч. 7 ст. 17 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ опекуны или попечители не вправе пользоваться имуществом подопечных в своих интересах, за исключением случаев, предусмотренных статьей 16 настоящего Федерального закона.

В части 4 статьи 16 названного Закона определена особенность предоставления опекуну или попечителю права безвозмездного пользования в рамках договора об осуществлении опеки или попечительства таким имуществом подопечного, как жилое помещение. Для предоставления права безвозмездного пользования жилым помещением, принадлежащим подопечному, установлено дополнительное условие — наличие исключительных обстоятельств, среди которых прямо названо такое обстоятельство, как удаленность места жительства опекуна или попечителя от места жительства подопечного.

Таким образом, в установленных законом случаях, в интересах несовершеннолетнего допускается безвозмездное пользование имуществом подопечного его опекуном. При этом, каких-либо самостоятельных прав, связанных с пользованием имуществом опекаемого, опекун в отношении данного имущества не приобретает, поскольку пользование имуществом осуществляет исключительно с целью обеспечения реализации прав опекаемого на данное имущество.

Принимая во внимание общие обязанности законных представителей и опекунов по обеспечению реализации прав детей, суд считает возможным применить по аналогии закона положения ч, 4 ст. 16 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ к пользованию жилым помещением, принадлежащим ребенку, его законным представителем.

Учитывая удаленность места жительства единственного законного представителя несовершеннолетней А.И. — её матери, а также то обстоятельство, что на вселение опекуна согласие сособственников или нанимателя с членами семьи не требуется, поскольку вселение опекуна обусловлено лишь необходимостью реализации жилищных прав подопечного и не связано с приобретением самостоятельных прав на жилое помещение, суд приходит к выводу о необходимости вселения в спорное жилое помещение совместно с несовершеннолетней А.И. и её законного представителя Е.П. до достижения совершеннолетия А.И.

Поскольку в ходе судебного разбирательства факт замены замков от входной двери не оспаривался, суд полагает возможным удовлетворить требование истца, обязав ответчика Л.Г. — сособственника квартиры, передать ключи от входной двери в спорную квартиру и не чинить истцу и несовершеннолетнему участнику долевой собственности препятствия в пользовании квартирой.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.12, 56, 57, 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Иск Е.П., действующей в интересах несовершеннолетней А.И. к А.М., Л.Г., об обязании не чинить препятствий в пользовании жилым помещением, вселении — удовлетворить.

Вселить несовершеннолетнюю ‚ 16 января 2004 года рождения и её мать до достижения совершеннолетия ‚ в квартиру дома по проспекту Юрия Гагарина в Санкт-Петербурге.

Обязать А.М., Л.Г. не чинить препятствия в пользовании жилым помещением — квартирой дома по проспекту Юрия Гагарина в Санкт-Петербурге несовершеннолетней А.И.,16 января. 2004 года рождения и до достижения совершеннолетия её матери Е.П.

Обязать Л.Г. передать несовершеннолетней‚ 16 января 2004 года рождения ключи от входной двери квартиры дома проспекту Юрия Гагарина в Санкт-Петербурге.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца со дня принятия судом решения в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Московский районный суд Санкт-Петербурга.