Спор о разделе совместно нажитого имущества является обычно практикой. Однако, в нашем случае, это был не совсем стандартный спор. Важная деталь в нем: срока подачи иска – прошло 4 года после развода.
Супружеская пара развелась, но совместно нажитое имущество они делить не стали. Бывшие муж и жена после развода просто разъехались. С тех пор прошло четыре года. И лишь после этого экс-супруг пошел в суд.

Мужчина обратился в суд первой инстанции с исковым заявлением о разделе совместно нажитого имущества. Цена заявленных исковых требований составляла два с половиной миллиона рублей. Это половина стоимости квартиры, купленной во время брака.
Бывшая супруга с исковыми требования была не согласна и просила суда отказать в их удовлетворении.

В обосновании своих требования мужчина указывал на то, что он долго не обращался в суд с требованием о разделе имущества, потому что в этом не было необходимости. Его часть квартиры была неприкосновенной. Но потом ситуация резко поменялась. И спустя несколько лет он неожиданно узнал, что его право нарушено. Мужчина хотел распорядиться своей долей в квартире, но выяснил, что она находится в залоге у банка.

Рассмотрев материалы дела, суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных исковых требований. Суд мотивировал свое решение тем, что истцом был пропущен трехлетний срок исковой давности.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, мужчина подал апелляционную жалобу.
Суд апелляционной инстанции рассмотрев апелляционную жалобу, доводы, представленные в ней, изучив материалы дела, пришел к выводу о том, что суд первой инстанция принял верное решение по делу, в связи с чем, вынес определение, которым решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения.

Несогласный с таким решением Мужчина дошел до Верховного суда РФ.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев жалобу гражданина, изучив материалы дела не согласилась с решением нижестоящих судов. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнили коллегам нижестоящих судов про Постановление Пленума Верховного суда от 5 ноября 1998 года № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», в котором разъясняется, что трехлетний срок исковой давности при разделе имущества следует считать не со времени прекращения брака, а со дня, когда один из супругов «узнал или должен был узнать» о нарушении своего права.

Вывод нижестоящих судов о пропуске Истцом срока исковой давности не соответствует действительности. Суд первой инстанции не выяснил, когда были нарушены права истца по делу. Были проигнорированы обстоятельства, которые имеют важное значение для правильного решения. А именно, со дня расторжения брака пользование квартирой шло по обоюдному согласию бывших супругов. Главное — истец от своего права на долю не отказывался.
Суд апелляционной инстанции, ознакомившись с доводом истца о нарушенном праве, признал его несостоятельным и не объяснил причин такого своего решения.

В связи с тем, что нижестоящие суды неправильно рассмотрели спор, Судебная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила принятые по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.
Определить момент нарушения прав при установлении начала течения срока исковой давности достаточно сложно. Многое зависит от конкретной ситуации и от имеющихся в деле доказательств.

Обычно суды отталкиваются от даты, когда истец хотел, но не смог реализовать свое право на совместно нажитое имущество. А вот до этого момента считается, что у сторон отсутствовал спор о порядке пользования общим имуществом.