Юрист Адвокатского Бюро «№ 1 Де-Юре» Сидоров Евгений Анатольевич рассказывает о судебной практике о защите прав потребителей.
Может ли возникать неосновательное обогащение при наличии договорных правоотношений между сторонами?

Такой вопрос стал предметом рассмотрения Судебной Коллегией Верховного Суда Российской Федерации, которая рассмотрела гражданское дело по иску Б к К.

Фактические обстоятельства дела заключались в следующем. В следствие произошедшего ДТП страховая компания выплатила Б денежные средства в размере 94 000 рублей, после чего Б устно договорился с К. о проведении ремонта автомобиля, срок которого по, опять же устной договоренности, должен был составлять 2 месяца. Именно К. провел осмотр поврежденного автомобиля и определил перечень необходимых запасных частей. В счет ремонта Б перевел на банковскую карточку К. денежные средства в размере 69 тысяч рублей. В оговоренные сроки ремонт в полном объеме произведен не был.

Б обратился с письменной претензией к К. о возврате денежных средств, полагая, что К неосновательно обогатился на сумму непроизведенного ремонта.
Добровольно, естественно, К. не стал удовлетворять данное требование.
Тогда, Б. обратился в суд с иском о взыскании 45 тысяч рублей в качестве неосновательного обогащения и неустойку в размере 69 тысяч, а также штрафа в размере 50% от присужденной судом суммы, то есть, часть требований были заявлены в соответствии с законодательством о защите прав потребителей.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований в полном объеме. Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и принял по делу новое решение, о частичном удовлетворении требований, то есть о взыскании неосновательного обогащения с К в пользу Б., данное решение было оставлено без изменения судом кассационной инстанции.

Судебная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации не согласилась ни с доводами суда первой инстанции, ни с квалификацией данных правоотношений, которую дали суды апелляционной и кассационной инстанции.

Так суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований на том основании, что невозможно установить точный размер неосновательного обогащения (сбережения) на стороне Ответчика. А суды апелляционной и кассационной инстанции посчитали, что если заявляется требование о неосновательном обогащении, то нормы законодательства о защите прав потребителей не применяются к данным правоотношениям.

Судебная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации указала, что суд первой инстанции вправе был провести экспертизу проведенного ремонта, которая бы установила объем и стоимость проведенных работ, однако этого сделано не было. А суды апелляционной и кассационной инстанции, установив наличие правоотношений заказчика для собственных и (или) семейных нужд и исполнителя сделал неверный вывод о том, что к данным правоотношениям не применимы нормы законодательства о защите прав потребителей. Более того, исходя из материалов дела, Исполнитель предоставил исполнение явно меньшее, чем предоставление Заказчика, откуда и произошло неосновательное обогащение Исполнителя.

На основании изложенного, Судебная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила принятые по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.