В уже далеком сейчас 2015 году в нашу компанию обратился почтенный мужчина с не совсем тривиальной ситуацией. Он принёс нам решение из одного районного суда г.Минска Республики Беларусь по иску о признании родства, взыскании алиментов на содержание несовершеннолетней дочери, где он был ответчиком.

Особенность ситуации заключалась в том, что ни женщины ни ее родственников мужчина не знал. В Минске он не был уже лет 12-15. В браке там не состоял, и естественно оснований считать, что у него может быть где-то на территории Беларусь ребёнок, отсутствовали.

Абсолютным откровением решения суда стало то обстоятельство, что в качестве оснований для установления факта родственных отношений, взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребёнка стали (Внимание!): Показания мамы и подруги истицы. Решение было вынесено в отсутствии ответчика.

В апелляционной инстанции суд интересовался не причинами, по котором по делу не была проведена молекулярно-генетическая экспертиза или не выяснены сведениями о наличии другого зарегистрированного брака у истицы. Первым вопросом, который был задан мне, как адвокату ответчика коллегией апелляционной инстанции Минского городского суда, был вопрос о средней заработной плате судей в РФ. И многозначительные звуки после подсчетов этой оплаты в эквиваленте известной валюты.

Особенности Б-белорусского правосудия за следующе 4-5 лет мы сполна ощутили поскольку таких «американских горок» не было наверное ещё ни в одном нашем деле.
«Братский» суд, как в сказке, интересовался фактами, которые не относились к предмету спора, и принимал доказательства не отвечающим принципу допустимости. Иногда казалось, что каждая командировка в становится путешествием в «правовое зазеркалье». Где каждый раз тебя приглашают попить чай с известными героями Льюиса Кэрролла.

Сколько было написано трактатов на основании общеизвестных принципов и норм права я оставлю за скобками.

В период с 2015 по 2019 год мы не только писали невообразимые по своей насыщенности и сложности жалобы во всевозможные инстанции Белоруси, но и вели активную работу по блокированию исполнения незаконного по нашему мнению решения суда на территории РФ
За 3 года мы смогли добиться приостановления исполнительного производства, отказа в проведении нескольких поручениях по исполнительному производству, снятии мер по запрету на выезд за пределы РФ и.т.д.

К тому же, как нам казалось, было создано основание для изменения решения суда в части размера взысканных алиментов (наличие второго ребёнка у ответчика).

Только летом в 2019 году, Протестом судьи Верховного суда республики Беларусь по нашей жалобе было отменено судебное решение и дело отправлено в апелляционную инстанцию — Минский городской суд, для рассмотрения по существу и устранения нарушений основополагающих принципов и норм процессуального права. В период с июля 2019 и вплоть до марта 2020 года дело рассматривалось в апелляционной инстанции.

— Было заявлено несколько ходатайство об истребовании герметического материала, направлении судебного поручения, ходатайство о проведении судебной молекулярно герметической экспертизы, не счесть ходатайств о приобщении и истребовании доказательств.

— В это же время велась бескомпромиссная война на уничтожение со службой судебных приставов за прекращение исполнительного производства.

К нашему удивлению ни достижение несовершеннолетней совершеннолетия, ни наличие у ответчика второго ребёнка и престарелой матери на иждивении, ни отсутсвие молекулярно генетической экспертизы не стали для Минского апелляционного суда препятствием. Решение было оставлено без изменений или каких-либо изъятий и корректировок.

Несмотря на отсутствие позитивных сигналов со стороны общегражданского производства на территории республики Беларусь (все наши иски или возражения откровенно блокировались или не получали должного и внимательного рассмотрения в судебном процессе) у нас оставался эффективный путь противодействия взысканию — работа над исполнением решения.

Все споры или почти все споры на территории РФ признавали правоту нашего доверителя, сначала в части возможности приостановления исполнительного производства, совсем недавно и в части прекращения.

И вот на прошлой неделе удалось поставить окончательную точку в этом деле. Производство прекращено, аресты сняты и больше можно не вспоминать о замечательном Б-белорусском правосудии.

Все это стало возможным только по причине большого доверия Клиента к нашей работе. Стратегия и тактика даже в сложных, с точки зрения судебной практики, случаях дают возможность завершить спор победой или достигнув всех желаемых результатов. Победа, которая добыта не стандартным способом обладает особой ценностью, ведь именно она открывает новые горизонты, делает нас умнее и сильнее.

Адвокат, Вице-президент, Адвокатского Бюро «№1 Де-Юре», Синицын К.А.