Юрист Адвокатского Бюро «№ 1 Де-Юре» Дудукин Денис Вячеславович рассказывает о условиях изменения трудового договора с работником в части перевода его в другое подразделение или местность.

Конституционный Суд Российской Федерации указал на недопустимость увольнения работника из-за его несогласия на перевод в другую местность

20 января Конституционный Суд Российской Федерации вынес Постановление № 3-П по жалобе на неконституционность ряда норм ТК.

Отказ продолжить работу в другой местности и на другой должности повлек увольнение.

А. с ноября 2015 г. работал по трудовому договору в Ф. рабочим по комплексному обслуживанию и ремонту зданий. Трудовые обязанности он фактически выполнял в г. Оленегорске Мурманской области.

С 1 июля 2016 г. А. был переведен в отдел № 3 регионального филиала Ф. г. Санкт-Петербурге. В качестве места исполнения трудовых обязанностей в дополнительном соглашении к договору был указан г. Мурманск, где находилось данное подразделение.

В апреле 2017 г. А. было вручено уведомление об изменении условий трудового договора касательно места работы. Изменение было связано с передачей функционала, ранее выполняемого им, третьему лицу (ИП) по госконтракту. В качестве нового места работы Пешкову были предложены Архангельская область и Республика Карелия. Изменение трудовой функции при этом не предполагалось. А. с изменением условий договора не согласился.

Позднее (в апреле, мае и июне 2020 г.) ему были предложены иные вакантные должности в межрегиональном филиале Ф. – в г. Архангельске и г. Петрозаводске, однако Пешков от них также отказался. В итоге в июне 2020 г. он был уволен на основании п. 7 ч. 1 ст. 77 (отказ от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора) Трудового кодекса РФ.

Не согласившись с основанием увольнения, А. обратился в суд с требованием изменить формулировку на п. 2 ч. 1 ст. 81 (сокращение численности или штата организации) ТК РФ, а также компенсировать моральный вред.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал, что изменение условий трудового договора было обусловлено организационными изменениями, в результате которых у работодателя отпала необходимость осуществления эксплуатационно-технического обслуживания зданий силами работников, к категории которых относился истец, что повлекло невозможность сохранения для них прежних условий трудовых договоров.

При этом работодателем были соблюдены требования, предусмотренные ст. 74 ТК РФ. Сохранение в штатном расписании на момент увольнения А. должностей рабочих по комплексному обслуживанию и ремонту зданий, как и невнесение изменений в структуру управления организации, не свидетельствовало, по мнению суда, об отсутствии изменения организационных условий труда, повлекших изменение условий труда заявителя.
Решение устояло в апелляции и кассации. В передаче жалобы на рассмотрение Верховного Суда РФ также было отказано.

В жалобе в Конституционный Суд РФ А. указал на неконституционность ст. 74 и п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ как позволяющих судам признавать законным изменение работодателем в одностороннем порядке условия трудового договора о месте работы.

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд РФ со ссылкой на свои ранее высказанные правовые позиции напомнил, что свобода труда проявляется прежде всего в договорном характере труда и свободе трудового договора.

Конституционный Суд РФ заметил, что когда работник принимается на работу в обособленном структурном подразделении, расположенном в местности за пределами административно-территориальных границ того населенного пункта, в котором находится работодатель, то условие трудового договора о месте работы должно включать указание на конкретное обособленное структурное подразделение и точное место его нахождения. При этом ТК РФ запрещает требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом и иными федеральными законами (ст. 60), а также, по общему правилу, не допускает одностороннего изменения любых условий трудового договора (ст. 72 ТК РФ).

Конституционный Суд указал, что работодателем не могут быть изменены не только трудовая функция работника, что непосредственно установлено ч. 1 ст. 74 ТК РФ, но и условие трудового договора, определяющее структурное подразделение, где трудится работник. Это касается и изменения условия договора о месте работы в обособленном структурном подразделении, расположенном вне места нахождения работодателя (в другой местности) и в силу ч. 2 ст. 57 Кодекса подлежащем обязательному указанию в трудовом договоре. «Соответственно, поручение работнику работы хотя и по той же трудовой функции, которая предусмотрена заключенным с ним трудовым договором, но в ином обособленном структурном подразделении, отличном от указанного в трудовом договоре, следует рассматривать как перевод на другую работу, который допускается только в порядке, установленном действующим законодательством, т.е. с согласия работника (ст. 72 и ч. 1 ст. 72.1 Трудового кодекса Российской Федерации)», – пояснил Конституционный Суд Российской Федерации.

Предоставление работодателю права изменять без согласия работника условие договора о месте работы, включая обособленное структурное подразделение, являющееся фактическим местом исполнения трудовых обязанностей, не только нивелировало бы смысл и целевое предназначение законодательных норм о переводе на другую работу, но и влекло бы ущемление конституционного права каждого на свободное распоряжение своими способностями к труду, а также нарушение принципа запрета принудительного труда и не обеспечивало надлежащую защиту работника как экономически более слабой в трудовом правоотношении стороны. Соответственно, резюмировал Суд, положения ч. 1–4 ст. 74 ТК РФ во взаимосвязи с п. 7 ч. 1 ст. 77 не могут расцениваться как не согласующиеся с конституционными предписаниями.

Вместе с тем, пояснил Суд, передача отдельных видов работ на аутсорсинг не может служить достаточным основанием для признания возникновения у работодателя эффекта изменения организационных или технологических условий труда, вызвавших необходимость изменения условий трудовых договоров с работниками, чьи функции переданы третьи лицам, в порядке ст. 74 ТК РФ.

В такой ситуации работодатель может предложить работнику другую работу, которая хотя и соответствует трудовой функции, предусмотренной трудовым договором, но предполагает иное обособленное структурное подразделение, расположенное в иной местности (как в деле заявителя).

С учетом этого взаимосвязанные положения ч. 1–4 ст. 74 и п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ не могут рассматриваться как не соответствующие Конституции, поскольку не предполагают одностороннего изменения работодателем условия трудового договора о месте работы работника в связи с заключением работодателем с третьим лицом гражданско-правового договора, исключающего возможность выполнения работником прежней работы в том же обособленном структурном подразделении, а также не предполагают увольнение работника в случае отказа продолжить работу в другой местности по основанию, предусмотренному п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового Кодекса Российской Федерации, резюмируется в постановлении.
Судебные акты по делу заявителя Конституционный Суд Российской Федерации признал подлежащими пересмотру.