О возможности взыскания морального вреда рассказывает ведущий юрист партнерской организации ООО «Юридическое Бюро «№ 1 Де-Юре» Подберезкин Александр Игоревич.О возможности взыскания морального вреда
В настоящее время у большинства населения нашей страны сложилось устойчивое впечатление, что человек, пользуясь физическим превосходством, может безнаказанно ударить другого, главное знать меру и не перестараться. То есть, применив насилие и причинив физические повреждения, которые не будут в дальнейшем судебным медицинским экспертом отнесены к определенной тяжести вреда здоровью, позволивший себе распускать руки человек просто не подлежит уголовной ответственности. (Для удобства восприятия давайте называть такого человека, допустившего девиантное поведение, просто Гена).
За такие деяния предусмотрена административная ответственность, но, к сожалению, реалии таковы, что доблестные сотрудники полиции, как правило, подобными актами насилия вследствие служебной загруженности, недостаточности опыта либо личного недобросовестного отношения, просто не занимаются. Как итог, срок привлечения к ответственности истек, довольный Гена продолжает упиваться безнаказанностью, а Вы, несколько лет подряд сражаясь не с ним с органом полиции, жаждите хоть какой-то справедливости и привлечения обидчика к ответственности.

Как же заставить Геннадия считаться с Вашим мнением и инициировать вопрос о привлечении его к ответственности? Как показать ему и окружающим, что нельзя безнаказанно решать своим маргинальные вопросы с помощью кулаков (топора, сковороды и т.д.)?

На самом деле все не безнадежно. В данном случае лучше всего обобщить все, что имеется на руках, собрать, структурировать документы и защищать свои права в суде в порядке гражданского судопроизводства. Требование тоже не из особо сложных – компенсация морального вреда, причиненного вследствие применения физического насилия.
Моральный вред может выражаться в физической боли и нравственных переживаниях, чувстве страха, нервном потрясении, беспомощном состоянии, испытанном унижении, даже в отсутствие в стране отлаженного механизма привлечения Гены к ответственности и допущенной компетентными органами волоките.
А вот теперь то самое «но». При обращении в суд с иском доказать, что акт насилия действительно был, и действительно такой акт совершен Геннадием, должны Вы. Нюансов здесь конечно масса – оценке подлежит все: от первичной справки из травмпункта до вызова и допроса в суде свидетелей (хоть косвенных очевидцев), от фотографии злого Гены с монтировкой в руке до заключения судебной медицинской экспертизы.
В целях правильного преподнесения собранных доказательств, исключения противодействия со стороны прокурора (в таких делах обязательно участвует в деле), естественно, следует заручиться поддержкой профессионала, который сможет и судье все правильно рассказать, и ходатайство заявить, и правильный вопрос Гене задать, и при необходимости грамотно жалобу составить. Как итог чувство справедливости и приятная денежная компенсация обеспечены.
Да, гражданские суды нередко путаются в предметах доказывания, иногда сами не понимая, что и кто должен доказывать. В моем случае получилось так, что суд первой инстанции – Ялтинской городской суд Республики Крым, позицию Бюро поддержал, суд апелляционной инстанции – Верховный суд Республики Крым, посчитал, что факт причинения вреда именно Геной остался недоказанным.
При этом апелляция подошла к оценке доказательств слишком уж однобоко, расписывая каждое имеющееся в материалах дела доказательство только с той стороны, которая подходила целям такого вопиюще несправедливого решения (в рассматриваемом случае молодой здоровый мужчина позволил себе неоднократно физически воздействовать на пенсионера).
Собрав все факты допущенных в апелляции нарушений, мы обжаловали незаконное и необоснованное решение в Четвертый кассационный суд общей юрисдикции.
Прекрасно осознавая, что в полномочия этой инстанции оценка доказательств не входит, в первую очередь упор сделан на допущенные в апелляции нарушения норм процессуального права при этой самой оценке.
В итоге, как венец свержения несправедливости в конкретной деле, судебная ошибка устранена. Кассация в лице коллегии из трех судей (одна из которых особо отметила логичность, обоснованность и понятность составленной в Бюро кассационной жалобы) с учетом мнения специалиста Бюро и, о чудо, поддержки со стороны прокурора, дала Верховному суду Республики Крым возможность исправить положение и вынести законное и обоснованное решение.