Советник Адвокатского Бюро «N 1 Де- Юре» Сидоров Евгений Анатольевич рассказывает о возможности взыскания судебных расходов с частного обвинителя по уголовному делу.

Заявитель обратился в суд, сославшись на то, что вступившим в законную силу приговором и.о. мирового судьи он был оправдан по предъявленному частному обвинению в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 128 Уголовного кодекса Российской Федерации (клевета), за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заявителем указано, что необоснованным привлечением к уголовной ответственности ему причинён материальный ущерб в виде расходов на оплату услуг представителя и моральный вред в виде нравственных страданий. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным определением, исковые требования удовлетворены частично. Определением судебной коллегии по гражданским делам апелляционное определение оставлено без изменения. В кассационной жалобе Заявитель ставит вопрос об отмене названных судебных постановлений, как незаконных.

Изучив представленные материалы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению. Суд первой инстанции также пришёл к выводу о наличии у Заявителя безусловного права на компенсацию морального вреда на основании абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая осуществляется независимо от вины причинителя вреда. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с такими выводами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судами допущены существенные нарушения норм права. В соответствии с частью 1 статьи 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в зависимости от характера и тяжести совершённого преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

Согласно части 2 этой статьи (в редакции, действующей на момент рассмотрения судами уголовного дела в отношении С.) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвёртой данной статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Частью 1 статьи 133 указанного кодекса предусмотрено, что право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Вред, причинённый гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объёме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. На основании пункта 1 части 2 этой статьи право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор.

Ввиду того, что уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части 1 и частью 4 статьи 147 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) возбуждается частным обвинителем и прекращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстанции не является следствием незаконных действий со стороны государства, правила о реабилитации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения, не распространяются.

Судам следует иметь в виду, что неподтверждение в ходе судебного разбирательства предъявленного обвинения само по себе не является достаточным основанием для признания незаконным обращения к мировому судье с заявлением о привлечении лица к уголовной ответственности в порядке частного обвинения и, как следствие, для принятия решения о взыскании процессуальных издержек с частного обвинителя. Разрешая данный вопрос, необходимо учитывать, в частности, фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о добросовестном заблуждении частного обвинителя либо, напротив, о злоупотреблении им правом на осуществление уголовного преследования другого лица в порядке частного обвинения.

При этом, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, взыскание в пользу реабилитированного лица расходов, понесённых им в связи с привлечением к участию в уголовном деле, со стороны обвинения, допустившей необоснованное уголовное преследование подсудимого, является неблагоприятным последствием её деятельности, однако возложение на частного обвинителя обязанности возместить лицу, которое было им обвинено в совершении преступления и чья вина не была доказана в ходе судебного разбирательства, понесённые им вследствие этого расходы не может расцениваться как признание частного обвинителя виновным в таких преступлениях, как клевета или заведомо ложный донос, — принятие решения о возложении на лицо обязанности возместить расходы, понесённые в результате его действий другими лицами, отличается от признания его виновным в совершении преступления как по основаниям и порядку принятия соответствующих решений, так и по их правовым последствиям и не предопределяет последнего.