Юрист Адвокатского Бюро «№ 1 Де-Юре» Сидоров Евгений Анатольевич рассказывает об основаниях признания права собственности на недвижимое имущество.

Споры об имуществе, которые возникли между лицами и гражданином, пережившим лицо, с которым вел общее хозяйство, но не оформлял семейно-брачные отношения официально всегда сложны и неоднозначны. Одно из таких дел стало предметом рассмотрения Судебной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Обстоятельства, рассматриваемого дела, складывались так: гражданка И. обратилась в суд с требованием к Департаменту городского имущества о признании права собственности на жилое помещение. В обоснование иска И. указала, что более 17 лет состояла в фактических брачных отношениях с Т., с которым они вели совместное хозяйство, ухаживали и заботились друг о друге, проживали совместно в квартире Т.
Между И. и Т., в присутствии свидетелей, был заключен договор дарения квартиры, в которой они совместно проживали. Согласно условиям договора Т. одаривал И. указанной квартирой. В день подписания договора дарения, также был подписан акт приема-передачи квартиры, а также переданы ключи от квартиры, однако, в регистрирующий орган, для регистрации перехода права собственности на квартиру, документы поданы не были.

На следующий день после подписания документов И. была экстренно госпитализирована. В период нахождения И. в медицинском учреждении Т. скончался. В связи с тем, что договор дарения был заключен после 01.03.2013 то правило о государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, указанное в статье 574 ГК РФ в данном случае не применимо.

На основании вышеуказанных фактов, И. полагала, что у нее возникло право собственности на спорную квартиру.
Ответчик исковые требования И. не признал.
По результатам рассмотрения дела в суде первой инстанции, исковые требования И. были удовлетворены в полном объеме. За И. признано право собственности на спорную квартиру, а также в пользу И. с Ответчика взысканы расходы на проведение судебной почерковедческой экспертизы.

Однако суд апелляционной инстанции не согласился с позицией суда первой инстанции и принял по делу новое решение, которым отказал в удовлетворении заявленных требований в полном объеме. Суд кассационной инстанции согласился с позицией суда апелляционной инстанции и оставил решение апелляции без изменений, а кассационную жалобу без удовлетворения. Основаниями для принятия решения об отказе в удовлетворении исковых требований послужило то, что И. не доказала факт нахождения на иждивении у Т. При жизни дарителя Т. фактическая передача квартиры одаряемой И. не произошла, в регистрирующий орган стороны договора не обращались и никаких действий, направленных на подтверждение перехода права собственности от Т. к И. не совершено.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации определение судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче кассационной жалобы отменено, кассационная жалоба И. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

По результатам рассмотрения дела в судебном заседании Судебной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации, Судебная коллегия указала следующее: согласно действующему законодательству, фактическая передача квартиры произошла в момент подписания акта приема-передачи квартиры, а также посредством передачи правовых и технических документов, ключей. С указанного момента И. стала фактическим владельцем и пользователем спорной квартиры.

Указание суда апелляционной инстанции на недоказанность нахождения или отсутствие нахождения И. на иждивении Т. не имеет значения для правильного рассмотрения дела по существу.
Учитывая вышеизложенное, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные отменила постановления судов апелляционной и кассационной инстанции и оставила в силе решение суда первой инстанции, на основании которого И. признана собственником спорной квартиры.