В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.
М. обратилась в суд первой инстанции с исковым заявлением к А. о признании последнего утратившим право пользования жилым помещением (далее — квартира) и снятии с регистрационного учета.

В обоснование заявленных требований М. указала, квартира принадлежит М. на основании договора купли-продажи, заключенного с З. — матерью А. и М.
М. и А. зарегистрированы по месту жительства в спорной квартире как члены семьи прежнего собственника — З.

А. приходится М. братом, более 6 лет А. не проживает в данном жилом доме, не имеет в нем личных вещей, не несет бремя его содержания. А. добровольно выехал из квартиры несколько лет назад и проживает на собственной жилой площади. Отсутствие А. на спорной жилой площади носит постоянный характер. Регистрация А. в принадлежащей М. квартире существенно ограничивает ее права на владение, пользование и распоряжение ею.
Решением суда первой инстанции иск М. к А. о признании его прекратившим право пользование квартирой удовлетворен.

Право пользования спорной квартирой А. прекращено. Суд указал, что вынесенное решение является основанием для снятия А. с регистрационного учета по адресу спорной квартиры.
Мотивируя данное решения, суд первой инстанции указал, что А. не является членом семьи М., добровольно отказался от своего права пользования спорной квартирой, в течение 3-х лет не проживает в данной квартире, не оплачивает коммунальные услуги по содержанию дома. Кроме того, суд сослался на указание в договоре купли-продажи об утрате права пользования А. спорной квартирой.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил. Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал на то, что условие в договоре купли-продажи о том, что А. после заключения указанного договора утрачивает право пользование квартирой, сторонами не было исполнено. Между М. и ее братом А. фактически не было заключено иное соглашение о сохранении за последним права пользования квартирой.

Также суд сослался на утверждения А. о том, что его выезд из квартиры был вызван конфликтными отношениями с М., что последней не отрицалось, А. производил оплату за коммунальные услуги в квартире. Доказательств того, что А. приобрел право пользования другим жилым помещением, ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции М. представлено не было.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции.
Данный спор передан на рассмотрение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, которая нашла судебные постановления судов апелляционной и кассационной инстанции принятыми с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, с которыми нельзя согласиться ввиду следующего.

А., приходящийся собственнику братом, не признавался членом семьи М., в связи с чем к нему не применим статус бывшего члена семьи собственника. А. являлся членом семьи прежнего собственника — З. При таких обстоятельствах, правовая связь между спорящими сторонами судом апелляционной инстанции установлена неправильно.

Суд апелляционной инстанции оставил без внимания положения Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что, когда право собственности на жилое помещение переходит от одного члена семьи к другому, у лица, ранее вселенного в такое помещение в качестве члена семьи первого из них, по общему правилу прекращается право пользования жилым помещением.

Таким образом, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла, что допущенные нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав. В связи с вышеизложенным, судебная коллегия направила дело на новое апелляционное рассмотрение.