А. в 2018 г. обратился в суд с иском к О. о разделе совместно нажитого имущества, признании недействительным соглашения о разделе имущества.

А. и О. с 2005 г. по 2015 г. состояли в зарегистрированном браке. За период нахождения в браке А. и О. приобретено следующее имущества: автомобиль марки «Mazda CX-7», автомобиль марки «Opel Astra GTS», автомобиль марки «BMW m35i xDrive», телевизор марки «Philips», а также квартира, приобретенная О. В 2010 г. в ипотеку.

В 2013 г. между А. и О. заключено соглашение о разделе совместно нажитого имущества, по условиям которого автомобиль марки «Mazda CX-7» и вышеуказанная квартира переходят в собственность Медведевой А.О., к которой также переходит и обязательство по погашению ипотеки перед банком за приобретенную квартиру в размере 1 100 000 руб. В собственность Шкурина А.В. переходят автомобиль марки «Opel Astra GTS», автомобиль марки «BMW m35i xDrive» и телевизор марки «Philips».

Обосновывая требования о разделе совместно нажитого имущества, признании недействительным соглашения о разделе имущества, А. указал, что приобретенная О. квартира является совместно нажитым имуществом и подлежит разделу, а также, что подписанное им в 2013 г. соглашение о разделе совместно нажитым имуществом является недействительным, так как подпись в соглашении выполнена не им, указанные в соглашении его паспортные данные ошибочны. Кроме того, по мнению А., данное соглашение содержит невыгодные для него условия, ущемляющие его права, поскольку при расторжении брака А. фактически лишается имущества, нажитого в браке с О.

О. с данными требованиями не согласилась, указала, что А. пропущен срок исковой давности.
Решение суда первой инстанции А. отказано в удовлетворении исковых требований.
Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, вынес по делу новое решение об удовлетворении исковых требований, а именно удовлетворил требование о признании соглашения о разделе совместно нажитого имущества недействительным, в пользу А. взыскана компенсация с О. за ½ доли квартиры.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что, поскольку переданное по условиям соглашения в собственность А. имущество (автомобиль марки «BMW m35ixDrive») в собственности супругов никогда не находилось, оно не могло быть включено в раздел. В то же время сведений об оценке стоимости совместно нажитого имущества супругов соглашение не содержит, а О. не представлено доказательств, подтверждающих, что стоимость имущества, подлежащего передаче О. (квартира и автомобиль марки «Mazda CX-7»), равна стоимости имущества, подлежащего передаче А. (автомобиль марки «Opel Astra GTS» и телевизор марки «Philips»), в связи с чем суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что раздел имущества между сторонами по указанному соглашению не производился. Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что срок исковой давности для оспаривания соглашения истцом не пропущен.

В кассационной жалобе О. ставит вопрос об отмене вынесенного судебного постановления как незаконного.
Дело было истребовано в Верховный суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации кассационная жалоба передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что судом апелляционной инстанции при вынесении судебного постановления были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права на основании следующего.

Требование о признании соглашения о разделе совместно нажитого имущества подлежит отклонению поскольку подлинность подписи А. под данным соглашением подтверждена заключением специалиста и заключением почерковедческой экспертизы.
Данное соглашение А. с 2013 года не оспаривалось, требование о его недействительности А. заявлено в суде в 2018 г. в связи с чем А. пропущен годичный срок исковой давности для признания соглашения недействительным.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что граждане могут по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений (семейными правами). Супруги свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Поскольку соглашение о добровольном разделе совместно нажитого имущества было заключено между А. и О. в 2013, в котором стороны определили имущество, подлежащее передаче каждому, вывод суда апелляционной инстанции о том, что стоимость имущества, передаваемого по соглашению одному супругу по своей стоимости должно соответствовать стоимости имущества, передаваемого другому супругу, не основан на законе.

Таким образом, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам подлежит отмене, а дело — направлению на новое апелляционное рассмотрение.