Гражданка К., находясь на пешеходном переходе вместе со своей собакой, попала в дорожно-транспортное происшествие. К счастью с хозяйкой собаки не произошло ничего, чего нельзя сказать о собаке, которая погибла под колесами автомобиля.

В связи с гибелью питомца, К. были причинены нравственные страдания, что и стало основанием для обращения в суд с иском о взыскании денежной компенсации морального вреда с водителя автомобиля, который сбил собаку — Ф.

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленные требования К., суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции в силе. Однако с данной позицией не согласился кассационный суд округа, который указал, что действующим правовым регулированием животные отнесены к имуществу, а в соответствии с положениями гражданского законодательства взыскание морального вреда за причинение имущественного вреда возможно только в указанных в законе случаях.

На основании изложенного суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции. Направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, который принял по делу новое решение об отказе в удовлетворении требований К., оставленным без изменения судом кассационной инстанции.

Тогда К., не согласившись с принятым решением суда апелляционной инстанции, обратилась в Судебную Коллегию Верховного Суда Российской Федерации. Изучив жалобу К., Судебная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации нашла доводы, изложенные в жалобе, заслуживающими внимания.

По результатам рассмотрения дела, Судебная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации указал следующее, нижестоящими судами дано неправильное толкование положений законодательства о взыскании морального вреда. Указанные положения законодательства не являются исчерпывающими и позволяют взыскивать моральный вред за причинения имущественного вреда в случае, если он причинен источником повышенной опасности. Иное толкование умаляло бы право собственности человека и противоречит позициям, изложенным Конституционным Судом Российской Федерации и Верховным Судом Российской Федерации.

Согласно указанным позициям, посягательством на имущественные права гражданина могут одновременно нарушаться и его неимущественные права и принадлежащие ему нематериальные блага. Нижестоящими судами не было учтено, что распространяя на животных общие правила об имуществе, ввел дополнительные положения законодательства относительно этой категории имущества, в частности запрет на жестокое отношение, противоречащее принципам гуманности.

Проанализировав материалы дела, Судебная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что постановления судов апелляционной и кассационной инстанции основаны на неправильном толковании норм действующего законодательства.
На основании вышеизложенного постановления судов апелляционной и кассационной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.