При определении даты начала выплаты денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью граждан вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, а также предоставление мер социальной поддержки указанным лицами и членам их семей, юридическим значимым обстоятельством является дата обращения лица за назначением выплаты, а не дата регистрации такого заявления уполномоченным на осуществление выплаты органом.

Так, в Верховный суд Российской Федерации с кассационной жалобой обратилась гражданка Л., в которой просит судебные постановления нижестоящих инстанции отменить, которыми было отказано в удовлетворении исковых требования Л. к Военному комиссариату области о назначении выплат в связи с потерей кормильца.

Л. является вдовой гражданина В., который умер из-за заболевания, связанного с воздействием радиации при выполнении работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС и которому в связи с названными событиями при жизни установлена I группа инвалидности.

В январе 2018 года гражданка Л. обратилась с письменным заявлением к военному комиссариату области о назначении ей выплат на основании Закона Российской Федерации от 15.04.1991 № 1244-I «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в связи со смертью кормильца как нетрудоспособному члену семьи, находившемуся на иждивении инвалида вследствие чернобыльской катастрофы.

Военный комиссариат области признал Л. иждивенцем В. и назначил ей пенсию по случаю смерти кормильца, однако сделал это не с момента ее обращения за выплатой, то есть с февраля 2018 года, а с апреля 2019 года, обосновывая это тем, что на заявлении поставлена отметка о его регистрации Военным комиссариатом области в апреле 2019 года.
Не согласившись с датой начала выплаты денежной компенсации, Л. обратилась в суд с требованием к Военному комиссариату области о взыскании суммы спорных выплат с даты подачи заявления, т.е. – февраль 2018 года, по март 2019 года, а также процентов за просрочку выплат этих сумм.

Суд первой инстанции исковые требования гражданки Л. отклонил, ссылаясь на то, что денежная компенсация подлежит выплате гражданам, имеющим на нее право, со дня подачи заявления о ее назначении, и на предоставленную в материалы дела Военным комиссариатом области книгу учета входящих документов, а также копию заявления Л., подписанную в январе 2018 года, на которой стоял входящий штамп Военного комиссариата области, датированный апрелем 2019 года. Суд первой инстанции пришел к выводу, что датой подачи соответствующего заявления считается дата регистрации заявления Военным комиссариатом области.

Суды апелляционной и кассационной инстанции с решением суда первой инстанции согласились и оставили решение суда первой инстанции в силе.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что суды первой, апелляционной и кассационной инстанции неправильно истолковали правовые нормы.

Верховный суд указал, что решение о выплате (об отказе в выплате) денежной компенсации принимается уполномоченным органом не позднее 10 дней со дня подачи членом семьи инвалида вследствие чернобыльской катастрофы, претендующим на назначение выплаты, заявления со всеми необходимыми документами.

Поскольку Л. подала заявление о назначении ей выплат в связи со смертью кормильца как нетрудоспособному члену семьи, находившемуся на иждивении инвалида вследствие чернобыльской катастрофы, в январе 2018 года, то денежная компенсация должна была быть назначена Военным комиссариатом области с февраля 2018 года.

Суды первой, апелляционной, кассационной инстанций допустили нарушения норм материального и процессуального права, не установив причины, по которым заявление Л., датированное январем 2018 года, о назначении ей спорной выплаты было зарегистрировано Военным комиссариатом области только в апреле 2019 года, тем самым нарушив нормы процессуального закона.