Юрист Адвокатского Бюро «№ 1 Де-Юре» Сидоров Евгений Анатольевич рассказывает о судебной практике при разделе долей в уставном капитале общества при разводе супругов.
Брачные отношения у разных людей складываются по-разному, у кого-то получается построить крепкие отношения на долгие годы, а у кого-то отношения не проходят проверку временем. Так, когда лица, состоявшие в браке, понимают, что совместная жизнь не сложилась, принимают решение о разводе. Развод в свою очередь порождает вопросы, которые необходимо решить уже бывшим супругам. Так, в числе прочего, им надо решить вопросы имущества, которое супруги нажили в период брака.

С такой же ситуацией столкнулись уже бывшие супруги В., — А. и Т., которые при разводе делили не только недвижимое имущество, но и доли в уставном капитале юридических лиц. Именно на этой части спора хотелось остановиться подробнее.

Супруги В. состояли в браке с мая 1984 года по июль 2017, на момент прекращения семейно-брачных отношений А. принадлежали доли в двух обществах с ограниченной ответственностью. В октябре 2018 года А. подал заявление о выходе из состава участников обществ и продаже его долей обществам, в которых о состоял.

Супругом А. в районный суд было предъявлено требование о расторжении брака к Т., а супруга Т., в свою очередь, предъявила встречный иск о разделе совместно нажитого имущества. Решением суда первой инстанции, требования удовлетворены частично, брак расторгнут, право собственности на недвижимое имущество распределено между теперь уже бывшими супругами, в удовлетворении остальной части требований отказано.

Суд апелляционной инстанции частично отменил решение суда первой инстанции и признал право собственности Т. на ¼ доли в уставном капитале юридических лиц, участником которых являлся супруг А.

Суд кассационной инстанции не согласился с апелляционным определением, отменил его, направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку посчитал, что за супругой Т. необходимо было не признавать право собственности на доли в уставном капитале, а присуждать А. выплатить Т. действительную стоимость доли.

По жалобе А. дело было истребовано для рассмотрения в Судебной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации, который не согласился с принятыми по делу судебными постановлениями.

Судебная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации в обоснование своей позиции указала следующее. Согласно действующему законодательству, доли в уставном капитале общества являются общим совместным имуществом супругов. Требование о разделе совместного имущества может быть подано как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого и супругов. При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

Согласно материалам дела, на момент подачи Т. уточненного искового заявления о взыскании с А. денежной компенсации за доли в уставных капиталах обществ, он уже не являлся участником данных обществ. Право собственности на долю или часть доли в уставном капитале общества переходит к обществу с момента получения заявления о заявления о выходе лица из состава участников. Действительная стоимость доли или части доли выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером его уставного капитала.

Однако, нижестоящие суды не учли, что хоть супруга, не являясь членом общества, и имела право на заявление требования о разделе совместно нажитого имущества в виде денежных средства, полученных участником (то есть А.) при выходе из общества, при условии, что А. получил действительную стоимость доли. Согласно же материалам дела, стоимость чистых активов общества составила отрицательную величину, что подтверждается соответствующими документами. В такой ситуации выплата действительной стоимости доли невозможно.

Проведенная экспертиза стоимости долей в уставном капитале обществ не является надлежащим доказательством, поскольку проведена на дату позже выхода А. из обществ. Довод Т. о том, что она не получила действительную стоимость доли не имеет правового значения, поскольку в случае несогласия с расчетом, произведенным обществами и предоставленным А., она имеет право заявить соответствующее требование к обществам.
На основании вышеизложенного Судебная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила принятые по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.